Жилая среда


ADD AWARDS | Коллекции лучших проектов


Каталог ADD


Интерьерные салоны и студии


Design Guide







Андрей Самонаев. Промышленный дизайн в России.

Андрей Самонаев. Президент Центра Развития Дизайна.

Текст: Юлия Петрова

«Да, общеизвестно, что дизайн прекрасно умеет решать утилитарные задачи <…> И для бизнеса уже далеко не новость, что дизайн создает основную долю ценности новых товаров и услуг. <…> Кстати, если кто не знал или забыл, то дизайн и инновации – это близнецы-братья. Более того, профессионалы уверены, что дизайн способен примирить растущие аппетиты цивилизации с сохранением природы и устойчивым развитием всего человечества.

Впечатляет, не правда ли? Однако все эти неоспоримые умения дизайна – далеко не главное, на наш взгляд. Это лишь часть приятных «побочных эффектов» от реализации с его помощью глубочайшей, первичной, биологической потребности человека – стремления к красоте». Так звучит отрывок из манифеста Sretenka Design Week, организовываемой Центром Развития Дизайна в начале cентября. Мероприятие открывает серию лекций семинаров и мастер-классов, посвященных российскому дизайну. Возникает вопрос — а есть ли вообще жизнь на Марсе (в нашем случае — дизайн в России), и какая она, эта жизнь. Раскрывает тему Андрей Самонаев, президент Центра Развития Дизайна, в эксклюзивном интервью Design Navigator.


Здравствуйте Андрей, начну с того, что очень приятно отметить некоторые подвижки в направлении дизайна в России. В частности с вашей стороны это недели шведского дизайна, испанского, предстоящая российская неделя. Расскажите, как возникла идея создания Центра Развития Дизайна?


На самом деле после открытия проекта Designboom стало появляться очень много людей, заинтересованных в дизайне и интересующихся развитием этого рынка, болеющих за идею в самом разном виде. Фактически центр развития возник спонтанно. Изначально у меня такой задачи не было, была личная гражданская обида за страну. Мы – русские люди — живем в стране Пушкина, Достоевского, а пепельницу нормальную сделать не можем, только нефть сосем и газ. Получается, у нас недостаточный интеллектуальный уровень? Обидно. Хотя это не так. Я общаюсь с очень творческими людьми, могу сказать, что в воздухе витает много идей и концепций. Производственные мощности у нас есть — они стоят без работы. Изначально ко мне пришла идея создания музея дизайна — она носится уже несколько лет. Пространство Designboom — временно исполняет обязанности музея дизайна.


Хорошо, это понятно. Однако музей — это опять-таки средство. В чем же конечная цель?


Цель – реально развить российский рынок дизайна. Я не говорю про графический дизайн — там сейчас все работает на довольно высоком уровне. А вот в промышленном — нет. Есть авторы, есть производители, есть растущий сформированный рынок. А понимания нет. Не налажены связи и коммуникации.


А в чем же причина, на Ваш взгляд?


Страх и неведение! Дизайнеры боятся плагиата, они лучше свой стульчик в столе будут хранить — лишь бы не украли. А производители вообще не понимают, что такое роялти, и с какой стати они должны платить кому-то, когда у них есть конструктор на ставке. В плане законодательства очень много разных злоупотреблений. Но это же не повод всем стоять и ничего не делать.


А Вы видите выход из этой ситуации?


Конечно. Элементарно, возьмем пример Запада. Мы все привыкли считать, что финский, немецкий, итальянский дизайн существовали с самого начала. Это стандартное клеше, само по себе ничего не работало! Просто в определенный момент начали образовываться профессиональные сообщества и группы заинтересованных специалистов. Они задавались вопросами, выходили на диалог с государством, заручаясь поддержкой властных структур, организовывали выставки и выездные фестивали. И теперь мы имеем бренд «скандинавский дизайн» - достаточно искусственно созданный. За ним стоит большая работа людей творческого сообщества. Финляндия - это один из первых примеров, один из последних примеров - испанцы. 20 лет назад там проходила олимпиада, в этой связи начал развиваться и туризм в области Каталонии, Барселоны и были приняты программы, которые сегодня приносят плоды. Состояние испанского дизайна сейчас является показателем тех решений, которые были приняты тогда.


Соответственно Вы хотите организовать подобную деятельность? Инициировать активность вокруг российского бренда?


Совершенно верно. Мы для себя решили, что первое, что мы можем сделать – это фестиваль, который будет не просто праздником, а скорее инструментом построения коммуникаций. Смысл его – поставить и обострить все вопросы, связанные с российским дизайном, и для общественности, и для профессиональной среды, и для властей. Соответственно энергию, которая образуется в рамках фестиваля направлять в рабочее русло.


Цели – благие, но мы помним, что они должны быть исчислимыми. Какой ощутимый результат ожидаете от мероприятия. Как будете оценивать, удался ли фестиваль?


Начнем с того, что «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Если все кто заинтересован в рынке промышленного дизайна – продвинутые производители, дизайнеры и дизайн-мейкеры, продюсеры, владельцы торговых и выставочных площадок – объединятся и начнут взаимодействие на том или ином уровне, это и будет удача. Собственно форма некоммерческого партнерства Центра Российского Дизайна позволяет общаться и с государственными инстанциями, и с другими тремя сторонами: рынок, производитель и дизайнер. Между ними существует масса вопросов, которые нужно осветить. Соответственно на эти вопросы нужно получить ответы. Это еще одна измеримая цель.


Какие это вопросы?


Во-первых, есть ли российский дизайн? Во-вторых, есть ли будущее у российского дизайна? Еще ряд тем. Каждая часть фестиваля раскрывает свою. Соответственно существуют процессы, которые заморожены, необходимо их инициировать и запустить. Например, вопрос производства – это отдельный серьезный вопрос. Вот в Китае, скажем, под производство выделяют землю, дают кредит, льготы. У нас же – наоборот – делают все, чтобы никто ничего не делал. Я сам пробовал открывать производство. Очень сложно сделать это в нашей стране. Достигают успеха единицы и это большие активисты, которые лично разрабатывают, лично производят, лично продают, лично пиарятся, ведут ЖЖ – весь комплекс «от и до». А дальше-то что? Где развитие? Вот мы и хотим дать эдакий толчок для развития.


А как обстоит дело с финансированием?


Сейчас у нас как раз происходит этап фандрайзинга. Естественно, есть спонсоры: компании-производители и заинтересованные продавцы. В то же время мы стараемся искать точки, где интересы могут быть совмещены без большого финансирования, и где все получат только плюсы. Например, дизайнеру, чтобы участвовать в крупной выставке, нужно заплатить минимум 25 тыс. рублей. Мы же предлагаем площадки – кафе, рестораны, галереи – которые могут за минимальный регистрационный взнос предоставить свои пространства под выставку интересных работ. Это одна из форм сотрудничества. Есть и другие. Самое главное, что уже сейчас в процессе работы это вызывает резонанс.


Андрей, напоследок хотелось бы задать Вам личный вопрос. Как Вы пришли к дизайну? Понимание появлялось постепенно или это была любовь с первого взгляда?


Я с детства занимался рисованием, живописью. Но со временем начал понимать: чтобы достичь серьезного и высокого в этом ремесле, нужно в некоторой степени распрощаться с рассудком. Когда я подошел к этой грани, я понял что не готов. Мне важны социальные достижения и общественный статус. Но тема прекрасного всегда была мне интересна, и я ощущал в себе творческие силы. Однажды в библиотеке Технологического института, я наткнулся на книги по современному дизайну. Те интерьеры, которые я увидел в них, были настолько авангардны и остры, что они до сих пор стоят в моей памяти. Они и сейчас очень близки мне по духу. Это, наверное, и была любовь с первого взгляда.

Международная премия ADD Awards 2018
Неделя Дизайна в Санкт-Петербурге